Bunin’s Raindrops.

I’ve almost finished Kataev’s Трава забвения (The Grass of Oblivion), and he’s back to mourning and celebrating his old friend and mentor Bunin; among other things, he quotes Bunin’s line “Вот капля, как шляпка гвоздя” [Here’s a drop, like the head of a nail] and says lots of subsequent poets have swiped the comparison without realizing that the important thing is not the visual image but the sound of капля… шляпка [kaplya… shlyapka], mimicking the sound of the drops falling on water. I looked up the poem, which turns out to be the 1900 “Нет солнца, но све́тлы пруды,” and liked it so much I thought I’d try my hand at an English version, however inadequate:

No sun, but luminous pools
Lie like molded mirrors,
And cups of motionless water
Would seem completely empty
If they didn’t reflect gardens.

There: a drop, like the top of a nail,
Fell — and like hundreds of needles
Putting furrows in backwater pools,
A downpour sparkled and spattered,
And the garden was noisy with rain.

And the wind made a fool of the foliage,
Confusing the baby birch trees,
And a sunbeam, as if alive,
Kindled the quivering glitter,
And filled the puddles with blue.

There’s a rainbow… What pleasure to live,
And what pleasure to think of the sky,
Of the sun, of the ripening grain,
And to value the simplest of joys:

To wander with uncovered head,
To watch the children scatter
Golden sand in the bower…
There’s no other joy on earth.

My “drop… top” doesn’t do as good a job as the Russian, but at least it tries. And another item of linguistic interest: my “hundreds of needles” represents the Russian “сотнями игол,” where игол [igol] is a nonstandard genitive plural of игла [iglá] ‘needle’ — the standard form игл [igl] is normally pronounced with two syllables, so игол is a spelled-out version that makes for a better rhyme with запрыгал [zaprygal] ‘jumped.’ Blok used the same form for the sake of the same rhyme in his Балаганчик [The Fairground Booth]:

И, под пляску морозных игол,
Вкруг подруги картонной моей –
Он звенел и высоко прыгал,
Я за ним плясал вкруг саней!

And, to the dance of frosty needles,
Around my cardboard girlfriend –
He jingled and jumped high,
I danced behind him around the sleigh!

Comments

  1. SFReader says:

    Girlfriend is a bit too modern.

    Podruga meant at the time just female friend, companion (in poetry I suspect the word was used metaphorically to refer anything which had feminine grammatical gender).

    Pushkin as I recall used ‘podruga’ to refer to his grandmother.

  2. But this is not Pushkin and his grandmother, it’s Pierrot:

    Я стоял меж двумя фонарями
    И слушал их голоса,
    Как шептались, закрывшись плащами,
    Целовала их ночь в глаза.

    И свила серебристая вьюга
    Им венчальный перстень-кольцо.
    И я видел сквозь ночь – подруга
    Улыбнулась ему в лицо. …

  3. Пля … шляп doesn’t strike me as a plausible alliteration, especially since one of the syllables is stressed by the other is not. Nice poem all in all, and nice translation.

    Игол doesn’t sound like a major poetic license, probably because the same Genitive for needles could as well be “иголок”. You can find a lot of instances of it in the most mundane technical literature. No poetic reason needed.
    https://www.google.com/search?q=%22%D0%98%D0%B3%D0%BE%D0%BB%22&safe=active&sxsrf=ALeKk02m7j_W9UBs8IImgmzdCa-RwwGoLQ:1591930377956&source=lnms&tbm=bks&sa=X&ved=2ahUKEwjFnL3lovvpAhUcFjQIHcTQADU4ChD8BSgBegQICxAJ&biw=1366&bih=657

    In my mind, the image of raindrops as needles instantly evokes a tango.
    Mientras tanto la garúa,
    Se acentúa… con sus púas…
    En mi corazón.

    I always play it when a dry spell needs conjuring up a rain 🙂 My translation is at http://letras-de-tango-en-ruso.blogspot.com/2015/08/garua.html

  4. (and a 100% unrelated thing, but we are sort of allowed it here, right? I was checking etymology of the Russian word конфорка “gas or electric burner” and was awed by its contorted path, perhaps you’ll enjoy it too)

  5. ПАДЕНИЕ КАПЛИ

    Вероятно, многим приходилось наблюдать, как падают дождевые капли на гладкую поверхность воды. Поверхность начинает как-то волноваться, и возникают брызги. Уловить момент падения капли трудно;
    еще труднее описать, что происходит в этот момент. Поэтому разные люди воспринимают это явление по-разному.

    Поэты и писатели посвятили падению дождевых капель много красочных строк,
    в которых тонкие наблюдения дополнены воображением художника.

    Поэт Леонид Темин, радуясь тому, что выпал дождь, о падении капли пишет так:

    …Дождя косые линии
    Весь мир перечеркнули,
    И водяные лилии
    По лужам вверх взметнули.

    А поэт Дмитрий Кедрин в стихотворении «Приглашение на дачу» это же событие
    воспринимает совсем по-другому:

    …Итак, приезжайте к нам завтра, не позже!
    У нас васильки собирай хоть охапкой.
    Сегодня прошел замечательный дождик —
    Серебряный гвоздик с алмазною шляпкой.

    Оба поэта смотрели на то, как падает дождевая капля на поверхность лужицы,
    но одному при этом представилась лилия, а другому — гвоздик с алмазной шляпкой.

    А вот, например, как много интересного увидел во время дождя на реке один из
    самых тонких наблюдателей природы, писатель Константин Паустовский:
    «…Особенно хорош спорый дождь на реке. Каждая его капля выбивает в воде круглое углубление, маленькую водяную чашу, подскакивает, снова падает и несколько мгновений, прежде чем исчезнуть, еще видна на дне этой водяной чаши. Капля блестит и похожа на жемчуг».

    Если падение капли на воду наблюдать с помощью скоростной кинокамеры (прибора более объективного, чем глаза поэта, и обладающего большей «разрешающей способностью»), то все происходит так,
    как это изображено на приведенной кинограмме. Она смонтирована из кадров фильма, который снимался со скоростью две тысячи кадров в секунду. Как видно из кинограммы, вскоре после падения капли
    на поверхности воды образуется углубление, напоминающее симметричный водяной цветок — водяную лилию, лепестки которой скоро опадают, и в центре вырастает водяной столбик, заканчивающийся
    вверху сферической каплей, — «серебряный гвоздик с алмазною шляпкой». По поверхности этой капли скользят блики, и она действительно напоминает жемчуг, увиденный Паустовским. Затем этот столбик
    погружается в воду, образует воронку, из которой вырастает новый столбик, только уже тоньше первого. Перед тем, как погрузиться в воду, он разбивается на множество мелких капель — «жемчужин».

    Правы оказались и Темин, и Кедрин, и Паустовский, по-разному увидевшие падение капли на поверхность дождевой лужицы.

    Я совсем не хочу, чтобы этот очерк был воспринят как предложение пользоваться скоростной кинокамерой для исследования достоверности поэтических образов или для решения вопросов в споре между
    «физиками» и «лириками». Я просто воспользовался стихами и скоростной кинокамерой, чтобы рассказать о явлении, которое многие наблюдают, а видят не очень отчетливо и совершенно по-разному.

    Профессор Я. ГЕГУЗИН (г. Харьков).

    https://archive.org/stream/B-001-024-103/B-001-024-103_djvu.txt

  6. PlasticPaddy says:
  7. I like the poem. And I also like the text quoted by Juha. It’s good to see a scientist taking poetry serious!

  8. AJP Crown says:

    Francesca Miller
    That photograph reminds me of David Hockney’s Rain (Weather series, 1972), the graphic image for which he took from looking at Japanese 19C work. Hockney also did
    this more recently and there’s also this – only it’s hard to see the details of the raindrops – which has the Japanese rain slashing down at two different angles.

  9. And I also like the text quoted by Juha.

    Me too; thanks very much for that! (For those who don’t read Russian, it’s a discussion of the different ways various poets have seen/represented raindrops falling on a pool of water, and how slow-motion filming shows that all of them are right, they’re just noticing different parts of the process.)

Speak Your Mind

*